00:01 

BlueBeast
Синявка
Название: Жребий.

Я с трудом приоткрыла тяжёлые веки, и увидела, как подруга чистит мои крылья. Было темно, зрение ещё не восстановилось, и я видела всё очень мутно. Мне почему-то показалось, что по её щеке пробежала слеза…
Я снова закрываю глаза, позволив моему сознанию отключиться…
***
- Чёрные! Вы понимаете?! Чёрные!
Я снова слышу чужие голоса за дверью. Эти люди снова ругаются. Прекрасно чувствовалось, что они расстроены. Странно… Обычно, когда мы достигаем физической зрелости, все радуются…
Я снова приоткрыла глаза. Всё ещё темно. Подруга до сих пор чистит мои крылья. Я сама когда-то точно так же чистила крылья ей, когда они пробили кожу на её спине, показав свои великолепные ангельские перья. Кровь надо было смыть сразу, иначе бы перья слиплись, и пришлось бы их обстригать…
Жар всё ещё мучает моё тело. Почему мне так плохо? Обычно рождение Ангела проходит не так болезненно… За исключением того момента, когда крылья режут кожу, пробивая себе путь наружу. Все мы проходим через это.
Это оказалось больно. Очень больно. И температура до сих пор не спала... Я всё ещё чувствую себя плохо – дышать тяжело, спина ноет, крылья болят… и осторожные прикосновения к ним заставляют меня морщиться.
Она странно молчала, продолжая счищать с моих крыльев мою же кровь. Подруге было двадцать лет, когда она достигла физического совершеннолетия. У каждого оно наступает в разные промежутки возраста - от двадцати до тридцати лет. Я была старше своей подруги на два года.
Я слегка двинула плечом, и моё крыло, которое осторожно отмывали от липкого вещества, вздёрнулось, по спине тут же пронеслась волна боли, и я тихо замычала, стиснув зубы. Несколько перьев, покинув свой ряд, медленно опустились вниз. Одно упало перед моими глазами. В темноте мне показалось, что оно чёрное, но руки подруги сразу смахнули его на пол.
На миг меня пронзил ужас, ведь чёрные крылья – признак Демона. Но я быстро успокоилась, стараясь дышать ровнее – Демонов сразу убивают. Им не дают возможности ощутить весь жар Пекла, пронизывающим их тела, предавая их разум безумию. Демоны – это Падшие Ангелы. Огонь грехов сводит их с ума, заставляя убивать Ангелов. Порой мне становилось жаль Демонов, ведь они не виноваты… просто так пал жребий ещё при их рождении.
Я попыталась шевельнуть крыльями, и они слабо дрогнули, новой ноющей болью отдаваясь в спине. Пока я не привыкла к этим новым частям своего тела. Но я улыбнулась, ведь теперь я буду принята в Союз, я смогу летать! Только одна мысль об этом делала меня счастливой.
Я услышала, как двери в комнату открылись, и попробовала приподнять голову с мягкой подушки, взглянуть на вошедших, но оставила это дело при новой дозе слабой, но неприятной. Какие же у них красивые крылья… Даже в темноте видно их ослепляющие белые перья…
- Нару’оа, ты до сих пор чистишь её перья? – Раздался недовольный голос. Но в то же время он немного подрагивал, словно его обладатель был очень расстроен.
- Я не хочу, чтобы… в последние минуты… Она так этого ждала… Хочу, чтобы были чистыми… перед тем, как… - Подруга заплакала. Значит, мне не показалось.
- Каори’анг, что случилось? – Тихо поинтересовалась я. Во рту тут же пересохло. До чего мне было жарко. Очень жарко, хотелось пить. Ангелы, которые стояли в дверях, казались холодными, по сравнению с этим жаром, который терзал моё тело. Мне показалось, что он так и не спадает, даже наоборот, усиливается. Кровь этих Ангелов… она холодная?
- Посмотри на её глаза, Нару’оа, - старейшина даже не соизволил обратить на мои слова внимания, и это неожиданно привело меня в ярость. – Они принадлежат Демону…
Так хочется пить.
- … ты подвергала себя опасности, находясь рядом с ней…
Холодная кровь Ангела.
- …это тяжело, я знаю. Но она больше не принадлежит этому миру…
Пытаюсь встать, превозмогая боль в спине и тяжесть, удивительно-сильную, но такую приятную тяжесть собственных крыльев.
- … обещаю, мы сделаем это совершенно безболезненно для неё…
Я так ждала.
- … прошу тебя выйти…
Мне удаётся сесть, и крылья тут же тянут меня назад. Я расправляю их, ощущая, как стекает по перьям очищающий раствор. Разбавленные капли крови окропляют стены. И я безумно улыбаюсь, полностью теряя над собой контроль. Одно желание – утолить жажду, погасить жар внутри себя.
Нару’оа вышла, даже не посмотрев в мою сторону. Теперь я была в бешенстве.
- Прости, Заару’гаа, - печально проговорил обладатель белоснежных крыльев, - мой долг избавить тебя от этого жребия. Покойся с миром.
Я с диким воплем бросилась вперёд, оставляя позади себя капли крови, раствора и чёрные перья. А потом перед тем, как провалиться в бесконечную темноту, я ощутила странный толчок в области груди. Боли действительно не было. Только беспощадный огонь, терзающий моё тело, внезапно стал проходить. Я с облегчением вздохнула и закашлялась собственной кровью, но сумела произнести одну единственную фразу:
- Спасибо, что не сделали этого сразу…
Я успела… успела расправить свои крылья…

@темы: Оригинальное творчество

Комментарии
2011-01-25 в 11:24 

Coruscantian
Imperial Advisor
Мрачный рассказ.
Но красивый, особенно последняя фраза эффектно получилась.
Чем это тебе такое навеяло?

URL
2011-01-25 в 12:07 

BlueBeast
Синявка
О чём может думать тварь, мечтающая когда-то спрыгнуть с парашутом и почувствовать всю прелесть полёта? Однако это полёт уж очень быстро закончился бы.
А если серьёзно, то ничего не навеяло ) Просто придумался ещё один бессюжетик.

2011-03-10 в 11:06 

Coruscantian
Imperial Advisor
Почему же, если прыгать с парашютом, полет будет долгим, может быть очень долгим, если прыгать с большой высоты)

URL
2011-03-11 в 10:26 

BlueBeast
Синявка
Просто теперь мне уже старшно это делать )

     

В Садах Палпатина

главная