16:04 

BlueBeast
Синявка
Давным давно была у меня идея написать рассказик про Российский Silent Hill. Но проды так и не вышло. Только год назад вторую часть написала, ибо идея сцены давно в голове крутилась, надо было высказат ьХ)

Часть 1

Он привычно проснулся от жуткой головной боли и преподнёс пальцы к вискам, выронив тёмную бутылку. Остатки сильно пахнущего содержимого не замедлили окропить асфальт, и дворник очнулся окончательно.
- Чтоб тебя, зараза… - хрипло выругался он, сумев таки сесть на скамейке, которая использовалась за прошедшую ночь вместо кровати.
Но вернуть пиво в бутылку уже было невозможно, и Петрович с досадой проследил, как одинокие капли тёмными пятнышками застыли на асфальте. Во рту было очень сухо, мысли о покупке очередной бутылки мгновенно наполнили голову, и сорокалетний мужчина встал. Чтобы тут же сесть обратно и воззриться вперёд очумелыми глазами.
- Где это я? – всё так же хрипло проговорил он, машинально почесав небритый подбородок. Кругом был молочно-белый туман. Да такой густой, что очертания предметов городского парка растворялись в нём без следа.
Первой мыслью было – Петрович умер и очутился в призрачном мире. Вторая мысль быстро прогнала ужас, вызванный первой догадкой, и дворник снова вскочил на ноги, но чуть не упал от сильного головокружения и дикой головной боли.
- Больше не пью, да… - сказал он сам себе, схватившись за голову, словно она могла упасть и укатиться. - Совсем допился…
Петрович усердно поморгал, но туман не спешил исчезать, всем своим видом доказывая, что он не плод галлюцинации. Мужчина растеряно огляделся – везде сплошь была эта странная белая дымка. Глубоко вздохнув, дворник шатающейся походкой двинулся по знакомой тропинке к выходу. Его не покидало ощущение, что было ранее утро – кругом ни души. Но, посмотрев на часы, Петрович узнал, что было уже два часа дня.
Вот тут в груди начало противно холодеть. Почему днём в парке нет ни одного человека? Почему он проснулся от жуткой головной боли, а не от ругани стражей правопорядка и обычных граждан? Да ещё этот непроглядный туман…
«Если бы я не знал, куда идти, то вполне мог бы заблудиться…» - подумал Петрович, стараясь идти ровно и спокойно, чтобы от малейшего движения голова не начинала угрожающе и болезненно пульсировать.
Выйдя на дорогу, дворник с удивлением и страхом обнаружил, что на улицах тоже было пусто, насколько позволял видеть густой туман. Страх стал почти болезненным, начиная распространяться ужасным холодом по телу.
И тут неожиданно для самого себя Петрович сообразил, что чувствует на себе чей-то взгляд. Такое ощущение сложно передать словами, но его всегда можно было безошибочно определить. И дворник резко развернулся, с хриплым стоном снова вцепившись в больную голову. А потом всмотрелся в туман. И увидел.
Между домами в узкой улочке через белую пелену просматривался чей-то тёмный силуэт. Определённо человеческий – можно было разглядеть, что он на двух ногах. И Петрович слабо улыбнулся странной надежде, приятным теплом зародившейся в груди. Но улыбка вышла болезненной – голова не желала успокаиваться и продолжала боль в отместку за вчерашнее пьянство.
-Эй! – тихо позвал дворник, стараясь не слишком громко говорить, чтобы не беспокоить гудящую голову. – Эй, вы там! Подскажите, почему район перекрыли?
В голову тут же пришла очередная гениальная мысль – это не туман. Скорее всего, дым. Ведь туман, насколько знал Петрович, таким густым и белым не бывает. Где-то произошёл пожар, возможно, опять эти торфяники горят – лето выдалось очень жарким. Вот люди и засели в домах, а дорожное движение запретили из-за ужасной видимости. Только тогда почему этот дым совсем не пахнет гарью, как и положено дыму?
- Так что случилось? – уже громче спросил Петрович, так и не дождавшись ответа на свой вопрос. Может, этот человек плохо слышит? Мужчина набрал побольше воздуха в лёгкие, собираясь повторить вопрос.
- Что слу… - и слова застряли у него в горле, когда существо двинулось к нему. Чувство радости и облегчения сразу улетучились вместе с головной болью, когда дворник увидел, КАК двигался этот человек.
Его силуэт странно колыхался, будто дрожал. При этом человек создавал впечатление алкоголика, ходящего во сне – его постоянно шатало из стороны в сторону. И только сейчас до мужчины донесся звук, заставивший его сделать несколько нетвёрдых шагов назад.
Человек в улочке тихо хрипел со странным булькающим звуком, словно утопленник, пытающийся дышать через воду, проникшим в его лёгкие. И этот хрип постоянно сопровождался тяжёлыми всхлипами, до ужаса напоминающими голос женщины, которая что-то бубнит себе под нос сквозь слёзы.
- Что слу… - снова повторил дворник, даже не задумываясь о том, что говорит, и о том, что он начал повторяться. – Что слу… случ… что случ…
Чем ближе подходило существо, тем понятнее становилось, что это не человек. Мужчина с нарастающим ужасом разглядел нечто белое и ребристое, возвышающееся над тихо стонущим существом кривой дугой. И только потом понял, что это был позвоночник, непостижимым образом вырвавшийся из тела и теперь раскачивающийся в такт судорожным шагам существа. Тягучие и красные капли порой срывались с белеющей кости и с глухи шлепком падали на асфальт.
Мужчине захотелось кричать, но дикий страх парализовали каждый мускул. Из горла болезненно вырвался лишь сдавленный хрип, нелепо, но ужасно напоминающий звуки, издаваемые существом.
Широко раскрытыми глазами дворник наблюдал, как фигура стала совершенно отчётливой, когда подошла достаточно близко. Это оказалась полная женщина, согнувшаяся пополам. Спина была разорвана, кровавые клочья свисали по бокам, выпуская наружу кривой позвоночник. Руки женщины оказались непропорционально длинными. Они тянулись за ней, оставляя на асфальте две красные полосы. Создавалось стойкое ощущение, что тело этой женщины было мягким и желатиновым – с каждым нелепым шагом монстра кровавая туша судорожно колыхалась. Голова женщины была опущена вниз, и чёрные грязные волосы волочились по асфальту, грозя попасть под ноги. Лица не было видно.
Сильная боль по бокам рта привела Петровича в чувство. Он понял, что от дикого ужаса, со всей силой заткнул свой кулак в рот, продолжая проталкивать его дальше. Отрезвляющая боль в углах губ и челюсти заставили его двинуться с места. И вовремя. Существо неожиданно проворно, что совершенно не сравнивалось с её медлительностью, вскинуло одну свою руку, словно плеть – секунду назад, где была голова Петровича, со свистом рассекла воздух кровавая плоть. Асфальт издал странный звук, и, посмотрев вниз, дворник со смесью ужаса и удивления увидел глубокую борозду, оставленную рукой монстра.
Он быстро развернулся и бросился бежать со всей скорость, на какую был способен. В ушах засвистел ветер, заглушая громкий топот собственных ног. Сердце с такой силой билось о рёбра, что, казалось, вполне могло их пробить.
Успокоился Петрович только тогда, когда почувствовал, что начинает задыхаться. Он медленно остановился и согнулся пополам, упершись дрожащими руками в колени. В боках кололо беспощадно. Но, собрав все силы и противясь накатившейся слабости, дворник оглянулся, чтобы убедиться, что монстр не преследует его.
- Боже… Боже… Боже… - как заведённый хрипел мужчина, стараясь утереть лоб трясущимися руками. – Господи, помилуй… Даю слово, буду праведником… В монастырь уйду… Только избавь меня от этого наказания, прошу…
Дворник медленно осел на дорогу, пытаясь успокоиться и дышать глубже. От сильного потрясения и страха, он почувствовал, что начинает терять сознание, но быстро и со всей силой залепил себе пощёчину.
«Только не здесь… Чтобы меня нашла та тварь, только не здесь…»
Через продолжительное время, Петрович неуклюже встал и быстро огляделся. Монстра видно не было. Он уже собирался было двинуться дальше, даже не предполагая, куда именно двигаться, как воздух пронзил громоподобный крик:
- СТОЯТЬ НА МЕСТЕ, ИНАЧЕ СТРЕЛЯЮ!!
Из- за угла выскочил человек. Всего одного взгляда хватило, чтобы понять, что это милиционер. Эту форму сорокалетний любитель напиться узнает везде. И вместо того, чтобы последовать словам стража порядка, дворник двинулся к нему навстречу.
- Слава Богу, Слава Всевышнему… - беззвучно пролепетал он, упав под ноги человека. Тот от неожиданности чуть не нажал на курок, но быстро опомнился, когда понял, что существо, судорожно рыдающее под ногами, не было монстром.
Петрович поднял заплаканное лицо на милиционера и что-то прохрипел, не замечая, что по его щекам текут горячие слёзы счастья. От огромного облегчения он испытал такое головокружение, что побоялся встать на ноги.
- Ну-ну, мужик, - грубо проговорил парень в форме. На вид ему было дет двадцать пять-тридцать. – Успокойся уже, ты баба или кто?
- Иван, - сквозь слезы ответил Петрович, наконец поднимаясь. – Я Иван. Ч-ч-ч-что?..
- …происходит? – закончил за него милиционер и тут же ответил. – Сам не знаю. Был на службе, преследовал одного негодяя. Поймал. Но мерзавец так по голове дал, что сознание потерял…
Дворник наскоро вытер лицо рукавом рубашки и, вконец успокоившись, заметил, как на виске у милиционера темнеет запекшаяся кровь.
- А потом встаю и ничего вокруг не вижу. Подумал уже – всё, зрения лишился. А тут из этой белесой стены выходит такое… Всю обойму в него всадил, а ему хоть бы что. Так и шло на меня, пока не пришёл в себя и не бросился в другую сторону… Эй, мужик, ты чего?
Милиционер напрягся, увидев, как к нему потянулся Иван. Тот осторожно, словно не верил, дотронулся до плеча молодого человека и опустил руки.
- Настоящий… - пробормотал он. – Живой… Я уже было подумал, что умер всё-таки и в аду очутился.
- Ты слушал, что я говорил? – строго поинтересовался милиционер, а потом неожиданно протянул руку. – Владимир. Для знакомых – Вова. Будем знакомы.
Иван от всей души пожал чужую ладонь, почувствовав под пальцами упоительное тепло.
- Иван. – повторил он и улыбнулся.
- Итак, Иван, туда, - Вова указал за угол, откуда выскочил, – идти не советую, там ходит нечто, которое невозможно даже застрелить. Судя по тебе, ты бежал, сломя ноги. Значит, туда, откуда ты, нам тоже нельзя, я правильно полагаю? – и не дождавшись согласного кивка небритого мужчины, продолжил. – Стало быть, идём вперёд. Надо выбираться из этого места. – добавил он, строго посмотрев на Петровича, словно тот мог с этим не согласиться.
Глядя, как Вова двинулся вперёд, придерживая пистолет двумя руками и напряжённо всматриваясь в туман, дворник почувствовал, что снова начинает паниковать. И потом только понял из-за чего. То существо в тесной улочке очень напоминало санитарок, которых он видел в больнице, когда его, совершенно пьяного, привозили туда машины скорой помощи…


Часть 2

Вова зачарованно стоял в открытых дверях полицейского участка. Надежда на помощь товарищей утекла безвозвратно в страшную темноту прихожей.
- Мишка? – Тихо протянул милиционер, словно надеялся, что напарник тут же с радостным приветствием выскочить из мрака и привычно подмигнет такому доверчивому Вовке. Мол, снова купился на очередной розыгрыш.
Только проблема была в том, что небольшая прихожая с бывшими уютными креслицами напоминала давно заброшенный дом, который успели разворовать волонтеры и прочие недобрые прохожие.
В глубине коридора что-то тихо шлепнуло. Слишком явственно, чтобы это можно было списать на «послышалось».
- Вова, - печально позвал Петрович, расширенными глазами всматриваясь в темноту, - может, пойдем, а? – Он нервно сплел слегка дрожащие пальцы и вздрогнул, когда звук из коридора повторился.
На этот раз он был не таким тихим и далеким. И теперь в нем чувствовалась какая-то мерзкая влажность. Будто что-то старательно, перебирая непослушные конечности, ползло в их сторону. И выяснять, что это может быть, дворник не хотел. В памяти очень отчетливо всплыла желейная дама с руками-плетками. Петровича передернуло.
- Помощи нам не дождаться, - со странной досадной интонацией промолвил Владимир, будто все это было интересным фильмом, в котором на самом интересном месте включили рекламу. Он тяжело вздохнул и развернулся к дверям, не обращая внимания на приближающийся шлепающий звук.
Петрович с готовностью последовал примеру милиционера и, прежде чем выйти в туманную подворотню, оглянулся. Некогда чистый ковер в начале коридора стремительно темнел и пропитывался кровью. В воздухе нарастал неприятный запах гнили. Пожилой мужчина поспешно закрыл дверь.
- Есть идеи? – Спросил дворник дрогнувшим голосом и с силой зажмурился, но перед глазами все ещё стояла чернота коридора, сочащаяся темной кровью.
- Есть. – Вова внимательно посмотрел на Петровича и взял того за руку, словно перепуганного ребенка. – Слушай сюда, Иван. В городе небезопасно. Я не знаю и не предполагаю, что случилось, и почему мы тут. Вполне возможно, что меня-таки убил тот засранец, и все это – не более, чем предсмертные глюки моего мозга. Но, - он повысил голос, когда дворник хотел что-то вставить и, судя по виду, явно матерного качества, - есть надежда, что я жив, ты жив, а, значит, из этого места надо уходить. Что бы не произошло… Этот больше не Санкт-Петербург. - С неподдельной горечью закончил Вова. – Во всяком случае, не тот, который я знаю…
Уже на туманной улице оба человека вздрогнули, когда до них из подворотни донесся глухой едва заметный звук. Будто что-то слабо стукнулось о дверь. О какую, мужчинам догадываться не надо было. Они молча перешли на бег.



@темы: Фанфики

Комментарии
2017-07-21 в 19:40 

Coruscantian
Imperial Advisor
Хорошо, что продолжение пишется. =)
А здесь вторая часть уже полностью, или еще будешь ее дополнять?

URL
2017-07-21 в 20:34 

BlueBeast
Синявка
Сомневаюсь, что буду дальше писать, но кто знает, кто знает.... :)

2017-07-21 в 21:23 

Coruscantian
Imperial Advisor
Пиши, Тварюшенцие, хочется же знать, как оно там дальше.

URL
2017-07-21 в 23:34 

BlueBeast
Синявка
Пока нет вдохновения на этот рассказ. Да и концовки ц меня не оч продумываются. Со временем, может, все будет, но пока я в домике Х)

   

В Садах Палпатина

главная